Hi-Hi-PC.ru Hi-Fi-звук на компьютере

StereoHead.ru все о наушниках
1 1 1 1 1

Ранее мы стали свидетелями интересной дискуссии, затрагивающей сферу звукозаписи. Как. следовало из, интервью,- оба принявших участие в обсуждении специалиста используют сильно различающиеся между собой методы и исповедуют едва ли не полностью противоположные идеи. Завершая эту полемику, уместно будет сравнить записи, сделанные ими одновременно на одном из концертов. 

Напомню, что мы продолжаем разговор о записи в Концертном зале Мариинского театра кантаты К. Орфа «Кармина Бурана» — сложного произведения, исполняемого огромным составом музыкантов, смешанным хором, детским хором и тремя солистами. Несмотря на то, что это произведение достаточно хорошо знакомо, и я присутствовал именно на том концерте, где велась запись, мне не хотелось ограничиваться двумя имеющимися образцами. Для более полноценного сравнения поначалу решено было взять в качестве надежной опоры еще две фонограммы этого же произведения, сделанные именитыми студиями.

Достаточно скоро стало понятно, что диски, выпущенные Telarc (№ 1) и EMI (№ 2), едва ли могут служить некоей точкой отсчета, опираясь на которую было бы удобно сравнивать результаты работы Владимира Рябенко (№ 3), звукорежиссера театра, и Леонида Бурцева (№ 4), разработчика аудиотехники, занимающегося звукозаписью в целях ее совершенствования. удивительно, но получилось наоборот: сопоставление показало, что обе записи наших звукорежиссеров значительно превосходят фирменный материал! О том, какие конкретно факторы позволили прийти к столь неожиданному выводу, обязательно будет сказано подробнее, а пока нужно отметить, что ориентиром для оценки всех четырех дисков выступили субъективные ощущения, оставшиеся от живого исполнения. Замечу попутно, что все-таки оно и является единственно верным и незыблемым эталоном; считаю также, что нет никакого другого столь же действенного способа уверенно фиксировать этот эталон в сознании, кроме частого посещения концертов.

Для меня едва ли случайность, что фирменные записи предстали в невыгодном свете. Эту кантату я знал в первую очередь по ним, и именно фонограммы не производили на меня должного впечатления. Как правило, прослушивание всегда имело непродолжительный и фрагментарный характер, музыка быстро вызывала утомление, и о том, чтобы внимать всему произведению целиком, речи никогда не было, кантата изучалась по кусочкам. В моем представлении она была чем-то непомерно громоздким и крикливым, а также обременительным и скучным — тем, о чем человеку, интересующемуся музыкальной культурой, знать следует, но изучать не хочется.

Вопреки укоренившемуся мнению оказалось, что живое исполнение, как и обе работы наших звукорежиссеров, способно приносить подлинное удовольствие и притягивать внимание во все время звучания этого масштабного музыкального полотна.

Известные лейблы с мировым именем едва ли нуждаются в каком-либо особом представлении — ведь имя говорит само за себя. А о наших соотечественниках было бы уместно рассказать несколько больше.

Владимир Рябенко использует полимикрофонную технику, в своей работе предпочитает задействовать форматы высокого разрешения, и в первую очередь DSD, который, по его мнению, более совершенен, чем PCM, даже с параметрами 24 / 192. Несмотря на приверженность к DSD и многоканальному звуку, Владимир любезно согласился изготовить для нашего сравнения стереовариант. Леонид Бурцев ведет запись из одной точки тремя микрофонами и полагает, что искусство звукоинженера — своего рода симбиоз, состоящий не только из технических знаний, но первую очередь из любви к музыке. На его взгляд, для передачи музыкального сигнала без потерь метод PCM с базовыми параметрами 16 / 44 вполне исчерпывающ, поэтому он делает записи в этом формате. Также он считает, что потенциал CD-Audio раскрыт не до конца, а главное, что индустрия звукозаписи и индустрия производства аудиотехники находятся в тупике, куда они загнали себя сами из-за бесконечных и неоправданных усложнений, не приводящих к росту качества звучания.

Прослушивание всех четырех фонограмм дало любопытные результаты. Диску № 1 присущи почти безупречная тональная сбалансированность, но меньшая тональная чистота и более скромное богатство тембровой палитры по сравнению с диском № 2, у которого, со своей стороны, просматривалась другая уязвимая черта в виде недостаточной опоры низких звуков. В обоих примерах — ясное звучание и хорошее отображение музыкальной сцены в ширину, причем и сфокусированность групп инструментов, и проработка в глубину у диска № 2, пожалуй, несколько лучше. Способность передавать ощущение должной массивности на басах не мешает фонограмме № 1 обладать лучшими «скоростными» характеристиками (стремительностью, точностью и надлежащей продолжительностью атак), однако энергетика, равно как и экспрессивная выразительность, во втором случае оказалась более высокой. Записи № 3 и № 4, явно выделяясь на фоне предыдущих, в целом субъективно оцениваются выше, причем сразу на пару баллов. Кроме того, есть и заметные позитивные сдвиги — более широкий охват макродинамики и более тонкая и подробная нюансировка, особенно в записи № 4; в ней же — наиболее внятная и протяженная в глубину воображаемая сцена. Подкупающая поначалу подробность воспроизведения и особенно точная графика контуров инструментов в записи № 3 на протяжении прослушивания могут представляться несколько излишними. Запись № 4, обладая смягченными красками, со временем (как это и бывает на концерте) начинает демонстрировать ничуть не худшую детальность и локализацию, порождая сильное и неотступное ощущение реалистичности происходящего. В количественном соотношении оценок по пунктам, которые задействовались в этом сравнении, вперед выступает диск № 4, но самое существенное не в отдельно взятых критериях, а в том, что его звучание наиболее полно воссоздает атмосферу живого исполнения. Данный диск — безусловный лидер нашего сопоставления. Вынося свои суждения, я опирался на два десятка критериев; в таблице приводятся некоторые из них — в дополнение к уже сказанному.

Несколько слов об использованной аудиотехни-ке. Контрольный тракт, составленный из компонентов True&Clear, венчали гибридные АС Clavis III со встроенными усилителями и активными кроссоверами, совмещающие в своей конструкции известные преимущества электростатического и динамического принципов излучения. Именно эта система успешно прошла тогда прямое сравнение с живым исполнением. Соотношение оценок, выставленных четырем дискам, полностью сохранилось и для более скромной Hi-Fi-системы. Из любопытства я также пробовал задействовать музыкальный центр средних размеров Teac SL-D90, который служит мне в качестве компьютерных колонок. Как и следовало ожидать, здесь различия фонограмм нивелировались и едва ли было возможно повторить столь же подробный и тонкий анализ, как в предыдущих двух случаях, однако ярко выраженная способность передавать ощущение зала позволила диску № 4 намного опередить остальные записи, включая ближайшего соперника, № 3. Нет ничего странного в том, что на настольном аппарате музыка звучала плоско и невыразительно, но удивительно то, что одна из записей даже в подобных условиях притягивала внимание, наполняя комнату объемными образами. Такой итог побудил еще раз задуматься о применяемых методах звукозаписи, когда тот, который в результате проведенного опыта оказался наиболее совершенным, дает возможность получить удовольствие от музыки даже с использованием простейшей аудиотехники.

В заключение хочу подчеркнуть, что предпринятое сравнение записей не носило эксклюзивного и уж тем более секретного характера, его могут повторить все желающие, никаких тайн тут нет. Взятые для него диски (за исключением лишь № 3, выпущенного в виде опытного образца в нескольких экземплярах) находятся в свободной продаже. Первые два широко растиражированы, их легко найти в музыкальных магазинах по всему миру, четвертый можно встретить в Мариинском театре и салонах True&Clear. Кстати, сама «Кармина Бурана» регулярно появляется в репертуаре концертного зала театра, предоставляя возможность особо пытливым меломанам напрямую сопоставить живое исполнение и наиболее реалистичную, на наш взгляд, запись, сделанную в этом же зале.

В своих выводах относительно проведенного сравнения мы не одиноки. Вот что рассказал главный хормейстер и дирижер Андрей Петренко, под чьим управлением была исполнена кантата: «Эта запись действительно походит на то, что мне, находясь за пультом, приходится слышать. Так, нельзя не отметить тот истинный масштаб произведения, который, как оказалось, мог быть передан всего лишь электроникой». Своими впечатлениями о записи № 4, сделанной BurcevAudio Lab, также коротко поделился Валерий Гергиев, назвав ее наиболее убедительной. Более того, сам метод звукозаписи понравился ему настолько, что в настоящее время ведется обсуждение вопросов, связанных с оснащением студии звукозаписи достраивающегося второго корпуса театра аппаратурой True&Clear.


[ Музыкальный материал ]

DISC 1 Carmina Burana. Blegen / Hagegard / Broun Shaw. Atlanta Symphony Orchestra and Chorus (Telarc DSD SACD-60056)
DISC 2 Carmina Burana. Berliner Philharmoniker. Rattle (EMI 7 2 4 5 5 57888 2 5)


По материалам издания Аудиомагазин
Текст Алексей СКОРПИЛЕВ
 

Полюсы звукозаписи

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить