Hi-Hi-PC.ru Hi-Fi-звук на компьютере

StereoHead.ru все о наушниках
1 1 1 1 1

Музыкальный критик, журналист и знаменитый московский меломан признался, что хотя жизнь его перелопатил рок-н-ролл, но больше всего он любит фри-джаз и... компакт-диски. 


А как именно рок-н-ролл перелопатил твою жизнь?
 

Да сам не знаю. Я, как и все дети, писал музыку на магнитофон, но у всех это проходит, а у меня не прошло. Причем рок-музыку я открыл для себя довольно поздно. Мне было лет 13 или 14, и я у соседа услышал что-то вроде Scorpions — мне сразу понравилось. У нас дома слушали либо эстраду, либо классическую музыку, так что я ничего не знал и не интересовался, а когда услышал хард-рок, зафанател и стал требовать у родителей магнитофон. У мамы была только какая-то маленькая монофоническая вертушка «Аккорд», которая, кстати, всю коллекцию винила и угробила благополучно. В общем, я всеми правдами и неправдами купил пресловутый магнитофон «Электроника 302-1» и начал записывать. Как ни странно, начал с Queen. Я пошел записывать кассету к отцу своего одноклассника, который собирал винил, — у него был альбом «Game», и на него я и запал. А еще у меня бабушка была завучем школы в Очаково и у нее был ученик меломан. Она попросила его записать что-нибудь для внука, и он записал на одну сторону кассеты Modern Talking, что было клево и круто, а на другую какой-то альбом Queen, который еще подлил масла в огонь.

Пока не похоже, чтобы это было так уж катастрофично для твоей жизни.

Ну, во-первых, родители очень плохо отнеслись к моему увлечению. Отец у меня вообще антимеломан и может слушать только романсы, да и то из-за текстов, а уж рок ненавидит лютой ненавистью. Это при том, что дед у меня играл на семиструнной гитаре и прекрасно пел таким высоким тенорком. Думаю, именно поэтому я обожаю вокалистов с таким тембром. Вот, например, Coldplay — все плюются и говорят, что это говно, а я слушаю и деда своего вспоминаю. А так по рок-теме я завел массу друзей, а потом, уже в студенческие годы, стал наведываться на Горбуху, меняться и приторговывать. Сначала я усиленно интересовался старым роком, но в 90-е услышал Nirvana и понеслось, то есть в 90-е я переслушал все 90-е, от брит-попа до трип-хопа. Единственное, во что я не въехал, это в электронику типа Apex Twin, но в целом музыка захватила мою жизнь.

Но в тот момент ты еще не думал заниматься только ею?

Я учился на экономиста, и когда меня устроили в банк клерком, это был уже полный провал. Работа была вроде перспективная и денежная, но я попал в бэк-офис оформлять сделки по ценным бумагам и к настоящим деньгам и бизнесу отношения не имел. А потом в 98-м случился кризис, и ровно на следующий день после концерта рол-лингов на Большой спортивной арене меня уволили вместе со всем отделом.

Ну и прекрасно, подумал я, теперь буду делать только то, что мне нравится. И покатился.

Сначала писал обзоры, потом попал в компанию «Гала Рекордз», стал профессиональным музыкальным журналистом, в общем, посвятил себя музыке целиком и полностью.

В какой же момент ты от рока перешел к джазу?


Верный спутник меломана — британская кошка Кэйти всегда настороже. Однажды, услышав запись птичьих голосов в аранжировке какой-то песни, она чуть не опрокинула колонку в попытке изловить коварных нарушителей своего спокойствия.
У меня был приятель, который подбил меня купить бас-гитару и поиграть с ним в группе. Я, конечно, ничего не умел и пошел немного поучиться. И там мне сказали, что вот есть такие хорошие басисты — Джон Патитуччи и Маркус Миллер — послушай. Я поехал на Горбуху и купил альбом Маркуса Миллера. Когда я его включил, у меня было ощущение, что ничего лучше на свете просто нет. Ну а чем дальше, тем больше — я открыл для себя Blue Note и начал погружение в самые дебри. Вообще, мне кажется, переход к джазу был в нашем поколении подготовлен трип-хопом. Он же весь такой неквадратный и синкопированный — от него до джаза один шаг. И именно поэтому на фестивале «Усадьба Джаз» так много 30-летних.

А когда ты начал обращать внимание на качество звука?

Помню, первым ударом для меня было открытие стерео. Первый раз мне включили что-то с выраженными пространственными эффектами в наушниках ТДС-5. А второй раз мне друг дал послушать свой плеер со знакомой моей записью Pink Floycl, и я понял, что явно что-то не то слушаю на своем монофоническом магнитофоне. Тогда я тоже купил себе наушники, но подешевле — ТДС-3. А потом, в 91-м году, я попал в Штаты по обмену, и там в доме принимавшей меня семьи стояла аппаратура с проигрывателем CD. Они поразили мое воображение. Там я полюбил CD и до сих пор люблю — мне нравятся их яркие высокие частоты. Гораздо позже, когда я стал работать в журнале Play, мы обозревали кучу дисков, а в издательском доме были еще журналы, которые занимались аппаратурой, — и мы с ребятами к ним ходили слушать диски на нормальном звуке. Это был момент, когда техника повлияла на мой вкус. Я притащил туда какой-то фри-джаз, и когда это все прозвучало в хорошей панораме, понял, в чем его красота. Я стал интересоваться авангардным джазом и разлюбил простецкие джазовые «песни под гитару», потому что там на самом деле ничего нет, кроме звука. А вот в смурном фри-джазе открылась красота — видно было, как все сочинено, как все переплетено и продумано. За это я должен сказать спасибо хай-энду.

И какая аппаратура у тебя была?

После кассетной деки «Маяк 233» я купил банальный музыкальный центр Philips с кассетами, CD и радио, чтобы слушать компакт-диски. Это было провальное решение, и очень быстро, когда музыкальная коллекция собралась, я понял что надо срочно приобрести что-то приличнее. И первое, что появилось в доме, это колонки Jamo, которые я купил в рассрочку за дикие деньги у соседа. У него же комплектом взял CD-плеер и усилитель Technics. Потом как раз наступил этот жизненный кризис — работа в банке и переживания по этому поводу. Это время прошло как в тумане, и помню, в какой-то момент у меня был вообще какой-то советский усилитель, на котором тупо стоял плеер Disc-мап. А потом, когда я пришел в себя, начала складываться эта система. Ресивер JVC мне, будете смеяться, подогнал ваш коллега аудиожурналист по фамилии Елбаев. Он приходил к нам в «Гала Рекордз» за дисками, а я спрашивал у него про аппаратуру, поскольку не разбираюсь. Но когда включил этот агрегат, разницу почувствовал — стало сильно лучше. А потом я купил DVD-плеер, потому что мы начали возить DVD и нужно было их как-то смотреть и писать о них. С тех пор он так у меня все и играет, хотя знающие люди говорят, что нужно отдельно CD-плеер иметь... Но пока вот так.

Тем не менее мраморные плиты под колонки ты нашел в себе силы поставить?


Просто я где-то прочитал, что надо колонки развязать от пола, и когда мне Дима Петухов, собиратель винила, о котором в вашем журнале тоже писали, подогнал специальные конусы под акустику, я почувствовал, что играть стало определенно лучше. И потом решил поставить на что-то твердое, и кто-то мне украл со стройки две облицовочные плитки. С ними зазвучало гораздо лучше — бас стал совсем другой.

Доволен ли ты своей системой?

Вообще да. Но в то же время я представляю, как эти записи должны звучать на самом деле. Надо бы пойти в салоны, повыбирать компоненты по сочетаемости, проверить, как и на чем моя музыка звучит. Но это в теории, а в жизни на это нет ни сил, ни свободных мозгов.

Ну а как с музыкальной коллекцией, какие носители предпочитаешь?

Винила у меня никогда особо не было, только мамины пластинки с классикой, ну и пара советских дисков с роком. Да и нормального проигрывателя у меня никогда не было. Вот в начале 2000-х решил попробовать вернуться к винилу и раздобыл этот простенький Marantz. Но, честно говоря, винил меня как-то не трогает — высоких частот мне не хватает. А вот CD я очень люблю именно за его яркость. И я намерен сохранить всю коллекцию на CD. Более того, джазовые релизы продолжаю покупать и покупать.

А как же современные технологии и скачивания?

Я плохо отношусь к музыке из интернета. Хотя у меня был iPod, и сейчас телефон Samsung с наушниками AKG за 2500 рублей, которые совсем неплохо играют. Но вот скачаю я Бреда Мелдау — вроде все хорошо, можно слушать, но чувствую, что нужен именно CD. Вот нужен и все. Скачивать в ознакомительном порядке — это нормально. Но чтобы слушать, необходимо иметь альбом в нормальном виде.

То есть ты тоже скептически смотришь на реальность аудио и музыкальной культуры?

Совсем наоборот. Все ведь во взгляде смотрящего. Если есть желание смотреть в телевизор и плеваться, какая пошлятина, — живите в этом мире. А я живу в золотом веке. Я даже как журналист никогда в жизни ничего не написал про Стаса Михайлова. Я могу это просто игнорировать. Зато сейчас вся великая музыка переиздается, все доступно и зачастую почти бесплатно. Зачем сходить с ума от того, какая плохая сейчас поп-музыка? Она всегда была плохая. Давайте наслаждаться теми возможностями, которые у нас сегодня есть.

СИСТЕМА
• Акустика Jamo Studio 180
• Универсальный проигрыватель Pioneer DV-545
• Ресивер JVC-8012R
• Медиаплеер Rolsen
Проигрыватель винила Marantz ТТ42.

По материалам издания Stereo&Video
Интервью Михаил Борзенков
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить