Hi-Hi-PC.ru Hi-Fi-звук на компьютере

StereoHead.ru все о наушниках
1 1 1 1 1

Давно установившаяся в нашей аудиожурналистике традиция писать только о продукции зарубежных марок обусловлена относительной слабостью, а временами почти полным отсутствием отечественной аудиоиндустрии. Согласитесь, парадокс: то, что могут небольшая Великобритания или совсем уж крохотная Дания, не по плечу России с роем спутников на околоземной орбите. Положение, однако, постепенно меняется к лучшему, хотя о буме говорить пока не приходится. Сегодня в стране есть явления, о которых журнал просто обязан рассказывать читателям. Среди них компоненты SA Lab.

 

 

 

Моему активному интересу к творчеству (а здесь вполне уместно говорить именно о творчестве) российского инженера, разработчика аппаратуры SA Lab Алексея Семина предшествовало знакомство с мнениями о его технике экспертов и аудиофилов сообщества — слухами, как известно, земля полнится, — а также личное общение.

Естественно было бы предположить, что за названием SA Lab скрывается «Лаборатория Алексея Семина». Однако ж Алексею, видимо, не по нраву компания «имени себя», поскольку SA — это Sound Analysis.

Фирма основана Семиным в 2004, и премьера ее продукции состоялась на московском Hi-Fi-шоу в том же году. В настоящее время в прейскуранте SA Lab представлены моноблоки, предусилители, фонокорректор, есть ЦАП, CD-транспорт, кабели. Но все же главное ядро программы — усилители. В данном случае не вполне верно употреблять слово «прейскурант», поскольку «Лаборатория» ориентируется не на продуктовые серии и объемы продаж, а на авторское аудио, на компоненты, создаваемые по уникальному проекту и, как правило, с участием заказчика. В определенном смысле техника, фигурирующая на сайте www.salaboratory.com, — это не обычные много- или малотиражные изделия, а, скорее, отчет о сделанном в последнее время, экспонаты личной виртуальной выставки моделей, цель которой — не только предлагать что-то купить, но и давать представление о возможностях, творческом лице аудиоинженера, обозначать его принципы и иллюстрировать подходы.

Примечательна стратегия, направляющая и выстраивающая деятельность компании. Семин избегает применять в своей аппаратуре современную серийную элементную базу, отдавая предпочтение старым деталям. Дело не в том, что раньше все было лучше — и трава зеленее, и мороженое более вкусным, и, как настаивал Райкин, «рыба в Каме была», — а в том, что, по аргументированному мнению Алексея Семина, в современных элементах (лампах, конденсаторах и пр.) заложены технологические компромиссы, обусловленные необходимостью снизить цену, оптимизировать производство и т. д., и компромиссы эти не лучшим образом сказываются на способности аудиотехники пробуждать в слушателе музыкальные эмоции.

Такая позиция близка многим. Было бы неверно не замечать зачастую неоспоримые преимущества винтажного подхода, который, как мне кажется, является своеобразной реакцией ойкумены на доминирование разума, стремящегося объявить своей функцией, оцифровать все и вся: душевные движения, приязнь, красоту, любовь наконец... Не стану развивать здесь этих мыслей, помня, что читатель взял в руки журнал, чтобы узнать о другом.

Декларируемые Семиным принципы хорошо видны на примере рассматриваемого моноблока с внешним блоком питания SA Lab Lilt (lilt — по-английски «напев», «ритм»). Свой усилитель (пушпульная схема, класс А, мощность, в зависимости от режима работы выходных ламп, 4 / 8 Вт) Алексей относит к среднему уровню. Конечно, в системе координат SA Lab.

От первого лица АудиоМагазин: Откуда любовь к старым деталям, Алексей? Древние, но не дряхлые, так ведь?

Алексей Семин: С детства мне памятно выразительное звучание некоторых экземпляров старой техники. Уж не знаю, понравилось бы мне то звучание сейчас. Так или иначе, я накопил довольно много старых деталей и решил использовать в своей аппаратуре. В частности, в моноблоке Lilt — только экземпляры, произведенные до 1950-х годов.

А.М.: А на слух все это тобой оценивалось? Ведь не все старое одинаково хорошо...

А.С.: За много лет сформировался большой банк деталей и соответствующих впечатлений, представлений о том, что можно и нужно применять, а что не стоит. Так что «нарисовать» можно любое звучание, исходя из представлений о том, каким оно должно быть, представлений о звучании музыки. Все зависит от того, что у тебя в голове.

А.М.: Да-да, проще некуда: отсек от куска мрамора все лишнее, и получился «Давид» Микеланджело. А чем же чисто технически старые детали отличаются от современных? А.С.: Видишь ли, культура производства изменилась. Ведь как всегда бывает: сначала человек ставит перед собой задачу создать что-то интересное, а создав, сразу же начинает кумекать, как созданное удешевить, — тут-то и заявляют о себе компромиссы. Получается, что прежде люди окрыленные, романтики пытались чего-то достичь, а сегодня их потомки с крыльями, подрезанными временем, стремятся в основном упростить, оптимизировать и удешевить. Возьми хоть лучшие по отдаче прямонакальные торированные катоды, которые сейчас уже не делают из-за их дороговизны, сложности, вредности и так далее. Старое оборудование отработало свой ресурс, а новое не создается. Маркетинг, мода, удобство берут свое.

А.М.: Меньше, говоришь, стало поэтов, больше — прозаиков. А как с подбором ламп по параметрам — старые детали нередко проблемные в этом отношении?

А.С.: Тут затруднений не возникло. Я приобрел сток Marconi, отлично согласованные четверки с оригинальными заводскими сертификатами подбора. И всю схему я решил подогнать под этот уровень. Блок питания с ламповым стабилизатором в каждом каскаде. К тому же сетки выходных ламп имеют отдельную ламповую стабилизацию. Тороидальный трансформатор с большим запасом по мощности. Выпрямители — кенотроны. Ну а на выходе стоят 6V6 или 6L6.

А.М.: Или? Почему именно эти лампы?

А.С.: Просто они мне нравятся. Я воплотил идею компонента, который бы мог работать как с одной, так и с другой лампой. Меняю лампы, переключаю режим питания на блоке питания — и готово. C 6V6 максимальная выходная мощность 8 Вт, а с 6L6 — вдвое выше.

А.М.: Что еще внутри старого? А.С.: Сделать блоки питания полностью на винтажных деталях невозможно — просто в 1950-е не было конденсаторов, обеспечивающих стабилизацию требуемого уровня. Я остановился на MultiCap. А вообще, резисторы — Allen-Bradley 1940-х годов, конденсаторы — Siemens Hydra 1930-х.

А.М.: А пресловутая отрицательная обратная связь?

А.С.: Неглубокая — всего 6 дБ. Проблематично делать двухтактник без обратной связи.
Таким образом...

Таким образом, внутри SA Lab Lilt — только старые комплектующие: лампы NOS (New Old Stock) производства до 1955 года, конденсаторы и резисторы — до 1957 года. Трансформаторы и прочее железо изготовлены специально для этого компонента. В выходном каскаде тестируемого экземпляра Lilt работали лампы 6V6; как сказал Алексей, вместо них можно установить более мощные 6L6 (обе лампы выпущены Marconi). Лампы имеют сертификаты подбора производителя от 1947 года. 6V6 — лучевой тетрод, ее аналог — отечественная лампа 6П6С; 6L6 появилась в США в 1935 году и имеет немало клонов: 6G3C, Г-807, RN-88, 6550 (Sovtek); среди них самый известный — EL34. В качестве драйвера использована C3G (Siemens) — Алексей доверяет музыкальности этой лампы. Чтобы перейти от одной выходной лампы к другой, нужно провести замену и затем переключить режим питания при помощи рычажкового тумблера на задней панели блока питания. Ручка на лицевой панели моноблока — это двухпозиционный переключатель для выбора пентодного или
триодного режима работы выходной лампы. С лампой 6V6 моноблок обеспечивает в этих режимах выходную мощность соответственно 8 и 4 Вт.

Входы — балансный (XLR) и небалансный (RCA), выход — две пары качественных винтовых акустических разъемов.

Корпус Lilt изготовлен из немагнитных материалов: алюминия и нержавеющей стали. С целью защиты от резонансов применены специальное покрытие и ножки оригинальной конструкции из нескольких частей, соединенных при помощи особого демпфирующего материала. Красные цифры в окошке на блоке питания показывают реальное напряжение сети. Сделано все очень аккуратно, электронный монтаж образцовый. Внешний вид строгий, без изысков. Деньги берутся только за звук...

Пульс музыки

В психологии есть термин «апперцепция», указывающий на зависимость восприятия от опыта. Другими словами, опыт рождает ожидания: позитивные или негативные, то есть предубеждения. В соответствии с
апперцепцией мой опыт прослушивания разных маломощных двухтактных ламповых усилителей подсказывал, что следует ожидать звучания со специфическим басом, чуточку подволакивающим ногу, с компромиссной динамикой, слегка флегматично-меланхолического... Ничего подобного в звуке Lilt я, однако, не заметил: никакой вялости, ни малейшего намека на смазанность. Басу и динамике этих моноблоков может недоставать скорости, специфической агрессии, особого куража и посыла, имманентных «тяжелой» электронной музыке. Соответствующие ограничения в большинстве случаев проявлялись неявно. Другими словами, количества звука мне хватало. Важнее сказать о его качестве.

В первые десять секунд в сознании сублимировалась фраза: «не звучит, а поет». Вокальная экспрессия присуща почерку этого компонента независимо от того, какая воспроизводится музыка. Усилитель обладает очень редкой способностью передавать неповторимость, сиюминутность музыкальной интонации, возможно, главного, что есть в музыке, того, что роднит ее с живой речью. Проявляется это свойство компонента в первую очередь в музыке, имеющей акустическую природу.

Вопрос, как рассказывать о звучании, стоит не только перед человеком, публикующимся в аудиожурна-лах, но и, например, перед музыкальным обозревателем. Юрген Кестинг в своей книге «Мария Каллас» говорит о том, что человек, пишущий о вокале, должен обладать способностью «вокализировать словами», дабы те, кто читает текст рецензии, смогли внутренним слухом услышать звучание голоса. Слова эти я могу отнести и к себе.

Надеюсь, читатель сможет что-то услышать, если я скажу, что доминирующие особенности звучания Lilt — естественная объемность и теплота акустических тембров и особенно изысканное преподнесение мелодии, отчего кажется, что музыкальная горизонталь (мелодия, полифония) превалирует над вертикалью (гармония). Наиболее впечатляюще экспрессивные возможности усилителя обнаруживают себя в музыке, рождающейся при участии дыхания, потока воздуха. В первую очередь я имею в виду уже упомянутый вокал, а также духовые инструменты — трубу, кларнет, саксофон, дудук, орган и др. В этом случае в самом лучшем свете предстает главное качество звучания Lilt — раскрепощенная пластичность музыкальной интонации. Lilt — один из редких компонентов, способных по-настоящему передать игру струнной группы симфонического оркестра, которая у большинства систем бывает неубедительна.

Lilt нельзя назвать универсальным компонентом в смысле воспроизводимой музыки. Я, однако же, призываю осмотрительно относиться к универсальности. В наших тестах всегда идет речь о музыке, поэтому вполне естественна соответствующая аналогия: величие Баха, Шопена или Скрябина нисколько не принижает то, что первый не писал опер, второй — симфоний, а третий — романсов. И поднялся ли до их уровня, скажем, универсальный Сен-Санс, который отметился во всех этих жанрах? По-моему, Алексею Семину удалось решить основную задачу конструктора аппаратуры высокого класса, добиться того, ради чего и затевается весь этот сыр-бор со звукотехникой, — чтобы во время прослушивания записей ощущение музыки вытесняло мысли о звучании, об аудио как таковом. уж и не знаю, в какой степени можно отнести все это на счет старых ламп и прочих деталей...

Что касается апперцепции, то проведенный тест существенно скорректировал мой опыт: теперь я знаю, какого звучания можно ожидать от маломощных двухтактников. Ясно, чего ждать и от аппаратуры SA Lab.


[ Вывод ]

Редкая музыкальность моноблоков с внешним питанием SA Lab Lilt проявится при условии аккуратного подбора остальных компонентов звукового тракта, в первую очередь, акустических систем. С учетом невысокой номинальной выходной мощности последние должны обладать достаточно высокой чувствительностью. Звучание Lilt я бы мог назвать несколько старомодным, вкладывая исключительно позитивный смысл в это определение. Lilt старомоден в той же степени, в какой несовременна, например, атмосфера фильма «Касабланка» или битловского «Белого альбома».

 

[Контрольный тракт]

CD-транспорт dCS STTScarlatti
ЦАП dCS SDC Scarlatti
Предварительный усилитель AudioValve Conductor
Акустические системы Tannoy Canterbury SE
Межблочный кабель Shunyata Research Python-IC
Акустический кабель Shunyata Research Python-SP
Сетевые кабели GTS-System


Моноусилитель мощности SA Lab Lilt (675 000 руб.)
Технические параметры по данным производителя ]

Максимальная выходная мощность, 8 / 4
лампа 6V6, пентод/триод, Вт
Максимальная выходная мощность, 15 / 8
лампа 6L6, пентод/триод, Вт
Частотный диапазон (макс. мощность, ±1 дБ), Гц 20-20 000
Отношение сигнал/шум, дБ 103
Входная чувствительность, мВ 500
Потребляемая мощность, Вт 250

[ Музыкальный материал ]

DISC 1 Tavener. «Missa Gloria tibi Trinitas». Christ Church Cathedral Choir (Avie, AV2123)
DISC 2 Britten/Elgar. Cincinnati Orchestra / Paaavo Jarvi (Telarc, 80660)
DISC 3 Debussy. Kate Royal (EMI, 394419-2)
DISC 4 «Duke Ellington meets Coleman Hawkins» (Impulse! IMP 11622)
DISC 5 Anthology of Russian Sacred Music (Мелодия, MEL CD 1001659)
DISC 6 J. S. Bach. «Magnificat», «Jauchzet Gott in allen Landen». John Eliot Gardiner (Philips, 464 672-2)

 

По материалам издания Аудиомагазин
Текст Артем АВАТИНЯН
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить