Hi-Hi-PC.ru Hi-Fi-звук на компьютере

StereoHead.ru все о наушниках
1 1 1 1 1

Для понимания последующих разделов этой главы необходимо в общих чертах поговорить о характеристиках качества звука, дать основные понятия отличий хорошего звучания от совершенного.

 

Хороший звук аудиосистемы — не самоцель, а только средство в достижении удовлетворения от прослушивания музыки. Если ваш сосед или коллега приглашает вас послушать его hi-fi-систему, вы без труда можете определить, кем он является — истинным ценителем музыки или „толстокожим" аудиофаном, больше интересующимся звуком, чем музыкой. Если он включает свою систему очень громко и через полминуты выключает, ожидая услышать ваш восторженный отзыв, вряд ли его можно считать любителем музыки. Но если, усадив вас, он спрашивает о ваших музыкальных пристрастиях, устанавливает приемлемый уровень громкости, а потом вы вдвоем добрых полчаса слушаете, не проронив ни слова, — скорее всего, этот человек разбирается в качестве звучания или же музыка ему не безразлична.

 

В первом случае знакомый пытался поразить вас звуком. Во втором примере ваш друг также пытался произвести впечатление, но не сотрясением стен, а способностью его аудиосистемы передавать музыку. В этом заключается принципиальная разница между hi-fi-энтузиастом и истинным любителем музыки.

При посещении магазина, в котором продается hi-fi-аппаратура, вы можете воспользоваться этим тестом, чтобы оценить класс заведения, в которое попали. Если для прослушивания вам предлагают компакт-диск со звуками несущихся поездов, взрывами, запуском „Шаттла" или взлетом сверхзвукового самолета — убегайте оттуда поскорее.

Я подметил необычную тенденцию, проявлявшуюся при демонстрации моей системы друзьям и знакомым, не имеющим аудиопристрастий. Усадив их на самое „сладкое" место (зону максимального стереоэффекта), я включал музыку, которая, по моему мнению, должна была им понравиться. Все они — без исключения! — пытались немедленно вскочить, не дослушав музыкальное произведение до конца, чтобы сказать, насколько хорошо звучит моя аудиосистема. Очевидно, это следствие эффектных демонстраций, практикуемых в некоторых hi-fi-магазинах и домах друзей с целью ошеломить слушателя, сразить его наповал. Когда вы начинаете слушать — неважно где, в доме друзей или комнате прослушивания магазина, не спешите сразу высказывать свое мнение. Сядьте и, закрыв глаза, внимательно слушайте; позвольте музыке, а не звуку сказать вам, насколько хороша аудиосистема.

Слушая в группе, не попадайте под влияние чужого мнения. Если вас окружают опытные слушатели, попытайтесь понять, о чем они говорят. Выслушав их описания, сравните со своими впечатлениями. В действительности, это лучший способ подметить особенности звучания аудиокомпонентов, речь о которых пойдет ниже. Но не соглашайтесь со всем, о чем вам говорят другие. Так, например, если при прослушивании вы не замечаете разницы между двумя кабелями, не скрывайте этого. И к тому же будьте совершенно откровенны, если кто-то спрашивает ваше мнение. Вам кажется, что система звучит плохо, — так и скажите.

Все аудиокомпоненты влияют на сигнал, проходящий через них. Одни добавляют артефакты (искажения), такие как зернистость в области высоких частот или преувеличенность баса, другие удаляют что-то из сигнала. Одно из основных положений оценки качества звучания говорит, что погрешности добавления (внесение в музыкальный сигнал каких-либо составляющих) гораздо хуже недостатков упущения (ограничения сигнала по каким-либо параметрам). Если часть музыкальных деталей утеряна, механизм человеческого восприятия подсознательно заполняет пробелы, и вы еще можете наслаждаться прослушиванием. Но когда аудиосистема придает звучанию искусственный характер, то вы постоянно сознаете, что слушаете не „живую" музыку, а ее воспроизведение.

Позвольте проиллюстрировать эти рассуждения на примере двух громкоговорителей. Первый из них — трехполосная акустическая система с 40-сантиметровой низкочастотной головкой в очень большом корпусе — развивает мощный бас и принадлежит к средней ценовой категории. Второй громкоговоритель продается приблизительно по той же цене, но представляет собой небольшую двухполосную систему с 15-сантиметровой низкочастотной головкой; он обладает сравнительно небольшой мощностью и весьма скромным басом. Вы можете держать его на вытянутой руке, в то время как для перемещения первого громкоговорителя вам потребуется тележка.
Громкоговоритель-монстр имеет ряд недостатков. Бас у него гулкий, рыхлый и раздутый. Кажется, что все басовые ноты звучат в одной тональности. Высокие частоты чрезмерно подчеркнуты, их звучание — шероховато и вульгарно. Вокальные партии звучат хрипло из-за большого избытка энергии в области средних частот, — словно все певцы простужены.

Маленький громкоговоритель лишен подобных недостатков. Высокие частоты — ровные и ясные, средние частоты — чистые и открытые. Он не поражает вас ни мощным басом, ни запредельным уровнем громкости.

Первый громкоговоритель грешит добавлением к звуку искусственных составляющих: низкочастотные пики придают звучанию гулкость, в области высоких частот присутствует зернистость, средние частоты окрашены — все это вносимые искажения.

Потери в сигнале — недостаток второй акустической системы. Слабый бас и небольшой уровень громкости обусловливают потерю некоторых музыкальных элементов, но остаток музыки передается неискаженным. В воспроизведении отсутствует зернистость высоких, гулкость низких частот и окраска среднечастотного диапазона.

Нет сомнения, что с точки зрения музыкальности второй вариант более приемлем. Недостатки первого рода нежелательны, — они постоянно напоминают, что вы слушаете искусственно воспроизводимую музыку. Недостатки второго рода естественны, а потому простительны, — они позволяют вам забыть, что вы слушаете громкоговорители.

Другой критерий в оценке качества звука заключается в том, что существенны даже небольшие различия в воспроизведении. Поскольку музыка нам не безразлична, любое улучшение качества звука желательно. Нужно помнить, что не существует прямой зависимости между звуковыми различиями и музыкальной выразительностью. Эти различия могут быть малы с точки зрения звука, но велики с музыкальной точки зрения.

Однажды я тестировал новый цифро-аналоговый преобразователь — последнее слово в области науки и техники на тот момент. Для прослушивания выбрал хорошо мне известное музыкальное произведение. В пьесе, исполняемой группой из пяти музыкантов, была партия вокала и длинные инструментальные проигрыши, во время которых вокалистка играла на ударных инструментах. При проигрывании через цифровой процессор более низкого качества перкуссия растворялась в общей музыкальной фактуре и никогда не звучала как отдельный инструмент. Когда замолкала вокалистка, казалось, что группа состоит из четырех человек.

Новый процессор был особенно хорош в разрешении индивидуальных особенностей музыкальных инструментов, представляя их как отдельно существующие реальности, а не просто звуки, из которых соткано единое музыкальное полотно. Во время инструментальных проигрышей я слышал ударные как конкретный, хорошо очерченный инструмент. И в этот раз я „увидел", что вокалистка никуда не исчезает, — она всегда остается на сцене, играя на ударных инструментах. Такая маленькая перемена в звучании превратила группу музыкантов из квартета в квинтет, каковым он и был на самом деле. „Объективное" изменение электрического сигнала могло быть мизерным, в то время как субъективные музыкальные последствия оказались огромными.

Вот почему так важны даже малейшие различия в музыкальном воспроизведении, если вас глубоко волнует музыка и качество ее воспроизведения. Этот пример показывает неспособность одних только измерений описывать качество звучания аудиоаппаратуры. Результаты измерений, полученные при тестировании цифрового процессора, не повлияли на мое восприятие. Да и как цифра, отражающая некий технический аспект, может выразить музыкальный смысл услышанной мною перемены?
Смысл и выразительность музыки, в основном, заключаются в мельчайших деталях и тонкостях. Когда аудиосистема передает эти нюансы, вы ощущаете близкое общение с музыкантами, глубоко оцениваете их артистизм. Например, при сравнении двух вариантов исполнения сонаты ре мажор для скрипки соло Макса Регера, один из которых неплох, а второй и вовсе превосходен, вы, в сущности, могли бы сказать, что они идентичны. Оба исполнителя берут одни и те же ноты приблизительно в одном темпе. Различие в выразительности передается нюансами: утонченность рубато и темпо, расстановка акцентов, длительность звуков и уровень громкости оживляют исполнение, донося до нас его музыкальный смысл. Аналогичен пример сравнения двух аудиосистем, одна из которых посредственна, другая — превосходна; мельчайшие отличия в качестве звучания могут значить очень много для восприятия музыки. Задачей high-end-аппаратуры является воспроизведение этих нюансов с тем, чтобы еще на один шаг приблизить вас к музыкальной выразительности.

Говоря об аудиоаппаратуре, мы должны признать печальный, но очевидный факт. Сигнал никогда не становится лучше, проделав путь от входного до выходного разъема аудиокомпонента. Поэтому стараются упростить путь прохождения сигнала насколько это возможно, отбрасывая части электронной схемы, находящейся между слушателем и музыкой. По этой причине плоха идея использования в звуковых трактах эквалайзеров и других „улучшайзеров". Чем меньшим изменениям подвергается сигнал, тем лучше. Однако с приходом цифровой технологии появились прогрессивные методы обработки сигнала (пример цифровой коррекции акустики помещений описан в следующей главе).


 

 

ЧИТАТЬ ДРУГИЕ ГЛАВЫ

 

 

По материалам книги «Энциклопедия High-End Audio»
Автор Роберт Харли
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить